Присоединяйся к группе VK "Пособие автомобилиста"

КАСКО и ОСАГО без обмана

Статья посвящена случаям, в которых страховая компания пытается увильнуть от финансовой ответственности. Просто не платит. Или платит, но мало. Тогда страховщика надо подталкивать, принуждать, заставлять. Пусть раскошелится, и мы, как принято у добрых друзей, с чувством пожмем протянутую все-таки руку.
ЗАДЕРЖКА ВЫПЛАТЫ
ПРОБЛЕМА. Актуальна при страховании по ОСАГО и КАСКО. Страховая взяла на рассмотрение документы, и ни ответа, ни привета. «Ваше дело рассматривается, не волнуйтесь, рассматривается, как только рассмотрится, сообщим».
КОНТРАТАКА. Когда начинать контратаку? Желательно поскорей. Сразу, как только компания просрочила выплату. В случае с ОСАГО срок выплаты 30 дней с того момента, как мы сдали страховщику все причитающиеся при страховом случае документы (п, 70 Правил ОСАГО). Значит, на 31-й день можно идти в суд. В случае с КАСКО все сложней. Срок рассмотрения поданных нами в компанию документов указан в правилах самой компании. Но, может, его там нет? Или он «размыт» дополнительными условиями. Например, в случае хищения автомобиля компания обязуется сделать выплату через 35 дней с того момента, как мы сдали все документы и подписали с ней соглашение о судьбе украденной машины, на случай, если последняя будет найдена. Вот страховая возьмет и затянет подписание этого соглашения. Отведенные 35 дней, таким образом, даже не начались. Но это не значит, что мы попали в безвыходную ловушку. В законе существует понятие «разумные сроки» (п. 2 статья 314 Гражданского кодекса РФ), и согласно судебной практике это примерно месяц.


То есть подавать иск в суд через 30 (для верности 40) дней — поступок обоснованный. В ответ на наши звонки, жалобы страховая может утверждать, что в задержке не виновна. Дескать, она разослала запросы по нашему делу в компетентные органы, и ее тоже «динамят». Требовать у компетентных органов дополнительные документы — ее право. Но наше требовать решения в разумные сроки.
И вот мы составляем исковое заявление в суд. Большое заблуждение полагать, что иск должен ограничиваться просьбой заставить компанию с нами расплатиться. «Заставить расплатиться» это, что называется, ни о чем. Теоретически такое решение суд может вынести, однако на практике не ясно, как его исполнять. Куда проще стребовать с компании конкретную сумму. Уясним окончательно и бесповоротно: иск величина финансовая (статья 91 Гражданского процессуального кодекса РФ). Оцененный в рублях, он получает осязаемые черты. А значит, нужно провести независимую оценку ущерба и прописать ее в иске. Чем больше исковая сумма, тем более солидные деньги можно в конце концов отсудить. При условии, конечно, что все требования обоснованны.
Есть только один вариант, при котором оценка ущерба для суда не понадобится, мы согласны с калькуляцией, проведенной страховой. Но, во-первых, в большинстве случаев результат этой оценки нас не устроит. Во-вторых, даже если страховая посчитала ущерб, мы едва ли получим его на руки — выдавать результаты своей экспертизы компания не обязана.

СЕРВИС ТЯНЕТ С РЕМОНТОМ
ПРОБЛЕМА. Один из самых трудных случаев. Страховая дала направление на ремонт, сервис принял машину, выписав акт приемки, открыл заказ-наряд на наше имя, но отвечает, что к ремонту даже не приступал, поскольку страховая не согласовала с ним оплату. Звоним в страховую, она кивает на сервис. Начинается до боли знакомый футбол. До боли, потому что в роли мяча выступаем именно мы.
КОНТРАТАКА. Мы чувствуем себя в роли беспомощного мяча только от юридической безграмотности. Чтобы превратиться в разумный, способный управлять собственным полетом снаряд, расставим правовые акценты. Почему вообще сервис должен чинить нашу машину? Ну, наверное, у него с этой страховой заключен какой-то там договор… Вот. Именно так. Какой-то там договор у них действительно есть. Мы его не подписывали, даже не видели, но фигурируем в нем в качестве «собственника ТС», или «третьего лица», А что сказано в этом договоре про третьи лица? Примерно следующее: третье лицо должно привезти свою машину, показать направление на ремонт и ожидать его окончания. И все. Предоставив машину по направлению из страховой, мы полностью выполнили возложенные на нас обязанности. Затягивая ремонт на основании того, что страховая что-то там не выплатила, сервис просто перекладывает с больной головы на здоровую. Мы тут не причем. Деньги исключительно их проблемы. Есть направление на ремонт, есть заказ-наряд, открытый на наше имя, и пусть сервис выполняет свою работу. А не хочет мы подадим на него в суд. На нашей стороне две статьи «Закона о защите прав потребителей»: статья 27 «Сроки выполнения работ (оказания услуг)» и статья 28 «Последствия нарушения исполнителем сроков выполнения работ (оказания услуг)». Увы, к страховым компаниям этот закон не применяется (Постановление президиума Верховного Суда РФ от 28.05.2008 г.). Зато к сервисам — еще как. Готовим иск.

СТРАХОВАЯ ТЯНЕТ С РЕМОНТОМ
ПРОБЛЕМА. Все, как в прошлом случае, только заказ-наряд открыт не на нас, а на страховую компанию. Сервис ведет себя так, будто нас нет, — принимает наш автомобиль у нее. И тогда выходит, что наши претензии к сервису неуместны, судиться надо именно со страховой. Также возможен случай, когда страховая не дает нам направление на ремонт, и в сервис явиться попросту нес чем.
КОНТРАТАКА 1. Нужно действовать примерно как в случае, когда страховая тянет с выплатой. Приглашаем независимого эксперта, устраиваем оценку автомобиля, подаем иск в суд. Доказательством того, что страховая тянет с ремонтом, может служить копия заказ-наряда и копии жалоб, которые мы отправили в страховую.
КОНТРАТАКА 2. Этот вариант рекомендован решительным людям. Он кардинальный- Мы не только проводим независимую оценку ущерба своего автомобиля, но и сами тратимся на ремонт. И снова идем в суд с требованием возместить расходы. Все чеки, отражающие наши затраты на услуги оценщика, мастеров, запчасти к иску прилагаются. Шансы выиграть процесс достаточно велики. Но суд — всегда палка о двух концах, его можно и проиграть. Потому повторимся; это способ именно для решительных.
КОНТРАТАКА 3. Это даже не контратака, это перестраховка. Может, при заключении договора КАСКО возмещение ремонтом вообще брать не стоит? А сразу договориться, чтобы в полисе была прописана только одна форма расплаты — деньги.


ПЛАТЯТ, НО МАЛО

ПРОБЛЕМА. Занижение размера страховой выплаты один из самых распространенных случаев. Страховая виновника аварии (в случае с ОСАГО) или наша страховая (в случае с КАСКО) должна провести оценку ущерба и возлагает эту обязанность на оценочную компанию, как правило, «свою», но формально совершенно независимую. Калькуляция «независимого» оценщика приводит нас в ужас.
КОНТРАТАКА. Для начала у компании стоит взять то, что она готова отдать. Пусть это будет лишь половина истинного ущерба, пусть даже четверть, однако синица уже в руках, а журавля только предстоит добыть через суд. Мы подаем заявление, чтобы получить все, что осталось, взыскать разницу между журавлем и синицей. Но по какому бы поводу мы ни обращались в суд, независимая экспертиза необходима. В данном же случае просто напрашивается. Наши претензии на большую сумму должны быть чем-то подкреплены.
При этом нужно помнить одно важное правило. В случаях с ОСАГО страховая выплата рассчитывается с учетом износа автомобиля, имевшегося на момент страхового случая (п. 2.2 статьи 12 «Закона об ОСАГО»). В случаях с КАСКО все зависит от условий договора, И если амортизация при выплате была предусмотрена, нанятый нами оценщик должен рассчитывать ущерб, учитывая ее. Конечно, хотелось бы получить выплату, что называется, по полной, без всякой амортизации. Но думать надо было раньше при заключении договора. Либо менять его условия, либо идти к другому страховщику.


МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И ПОЛНОЙ ГИБЕЛЬЮ

ПРОБЛЕМА. Характерна для КАСКО. Автомобиль поврежден, и страховая считает, что он не подлежит ремонту, налицо полная гибель. Гибель констатируется, если ремонт нецелесообразен — равен цене самого автомобиля или превосходит ее. У многих страховщиков есть «процентные» представления об этой окончательной степени ущерба. Например, по правилам «Ресо», автомобиль погиб, если поврежден на 80%, по правилам «Ингосстраха», «Росно», «Согаза» — на 75%. Вроде все честно, но порой возникает ощущение, что калькуляцию ущерба до полной гибели «дотянули». Всех дел — поврежден бампер, радиатор, капот, фары, да при ударе выстрелили подушки, а машине предписывают покидать этот мир. Компании дотянуть калькуляцию действительно бывает выгодно. Ремонт, в принципе, удовольствие недешевое, а выплата за полную гибель в большинстве случаев предусмотрена с учетом амортизационного износа, а часто еще и за вычетом годных остатков. И получается, что, рассчитавшись по риску «полная гибель», СК сэкономит.
КОНТРАТАКА. Ситуация противоположна предыдущей — страховая не занижает, а наоборот, завышает цену ремонта, чтобы насчитать полную гибель. Чем беззастенчивей страховщик «довинчивал» повреждения машины до «полной гибели», тем, по идее, выше наши шансы в суде. Средство борьбы все то же -независимая экспертиза. И когда две независимых оценки, одна истца, другая ответчика, столкнутся в суде, это поначалу может напоминать волшебство. Действительно: мыт истцы, утверждаем, что ущерб составил 300 000 руб. Ответчик, то есть страховщик, настаивает на сумме в два раза большей. Откуда такое расхождение? В ходе суда поймем. Есть разные способы увеличить ущерб. Например, страховой оценщик мог засчитать в качестве «убитых» вполне живые детали. Или рассчитал ремонт по дилерским ценам, тогда как в договоре нет ни слова о том, какими ценами следует руководствоваться. Но может статься, разница между нашей оценкой и оценкой страховщика не велика. Только его расчеты попадают под полную гибель, а наши не перешагивают этот предел. Тогда спор в суде может пойти за винтики- Грамотный оценщик и хороший юрист нужны всегда, но в таких ювелирных делах просто необходимы.

ПОЛНАЯ ГИБЕЛЬ. ДОГОВОР ПРОТИВ ЗАКОНА
ПРОБЛЕМА. Характерна для КАСКО, Страховая назначила «полную гибель» и не слукавила. Восстановление автомобиля, действительно, нецелесообразно. Но при этом в договоре может содержаться крайне невыгодное для нас условие: при полной гибели машины выплата делается с учетом амортизации. Ведь с момента заключения договора автомобиль износился, а значит, подешевел,

КОНТРАТАКА. Вообще-то, это неправильно обнаружить «амортизационное» условие, когда страховой случай уже произошел. Но поскольку себя ругать поздно, будем спрашивать с компании. Вроде бы страховщик прав. В договоре, который он заключал с нами, написано, что в случае полной гибели выплата делается с учетом амортизационного износа. Но у нас есть лазейка — старенький, однако совершенно «исправный» «Закон об организации страхового дела в Российской Федерации». Надежда таится в его статье 10 п. 5. Там сказано, что в случае утраты или гибели имущества страхователь имеет право отказаться от своих прав на него в пользу страховщика, чтобы получить полную выплату. Сказано четко» и об износе ни слова. Мы реализуем свое право сполна — отдадим страховщику годные остатки, ит если суд будет справедлив, получим полную сумму.

ЧАСТЫЕ СЛУЧАИ
ЗАПОЗДАЛОЕ ОБРАЩЕНИЕ. Страховщик может отказать в выплате, если мы обратились в компанию слишком поздно- Напомним: в случае с ОСАГО — на обращение есть 15 суток после события (п. 42 «Правил ОСАГО»), В случае с КАСКО все зависит от правил компании.
Но какие бы сроки мы не нарушили, самого факта опоздания недостаточно, чтобы отказать в выплате. Согласно статье 961 ГК РФ для отказа нужно, чтобы наше опоздание с обращением повлияло на способность страховщика заплатить, И как в суде он будет связывать одно с другим? Никому неизвестно. Это его, страховщика, дело.

СТРАХОВАЯ НЕ ВЕРИТ.
Часто бывает, что эксперт страховщика утверждает: повреждения автомобиля не относятся к одному событию. То есть он считает, что мы набирали сколы, вмятины и царапины в течение месяца, полугода, а потом решили представить их как один страховой случай. Предлагают отремонтировать одно-два повреждения: «А другие устраняйте за свой счет». Порой такая мысль подкрепляется довольно агрессивным намеком: «Вы составили неправдивое заявление, неверно описали событие. Снимайте-ка притязания, и все обойдется. А будете настаивать — смотрите. Мы же понимаем, что вы жульничаете. Сами можем двинуться в суд, и дело будет уже уголовное». Как тут быть? Нужно быть уверенным в собственной правоте. Если событие правильно оформлено, страховщик делает рискованные заявления. По сути, он обвиняет не только нас, но и сотрудников милиции, которые документировали данное дело. Так что бояться нечего. Делаем независимую оценку ущерба и идем в суд.

ТРЕБУЕТСЯ ВИНОВНИК.
Если автомобиль поврежден третьими лицами (классический случай хулиганы, покалечившие машину в наше отсутствие), должно быть возбуждено уголовное дело. Если дело есть, виновника хотя бы теоретически будут искать. Если же, отправившись в отделение милиции (повреждения, нанесенные третьими лицами юрисдикция участкового, а не ГИБДД), мы написали, что претензий ни к кому не имеем, шансов получить возмещение нет. Страховщик откажет на основании статьи 965 ГК РФ: своим нежеланием возбудить дело мы лишили его права требовать деньги с лица, ответственного за убытки. Поэтому на возбуждении уголовного дела нужно настаивать независимо от перспектив расследования. Найдут виновника или нет, дело десятое, а мы должны сделать все от себя зависящее для обеспечения суброгации. Тем более, что уголовное дело уместно, когда ущерб значителен. А согласно п, 2 примечаний к статье 158 значительный ущерб начинается от 2500 руб.

КАК ЗАБРАТЬ СВОИ ДЕНЬГИ
ПРОБЛЕМА. Бывает, что дело нами выиграно, деньги мы отсудили. Однако их все равно не отдают -начинаются проволочки.
КОНТРАТАКА. Нам потребуется один «инструмент», так называемый «Исполнительный лист», по которому решение суда в общем-то и исполняется. Этот солидный документ суд выдаст по отдельному запросу. Еще потребуется имя банка, в котором страховая компания хранит свои капиталы и потребуются реквизиты ее счетов. А дальше все происходит стремительно. Являемся в банк, показываем паспорт, сдаем исполнительный лист, пишем заявление, и со счета страховой в течение трех дней на наш счет переводится причитающаяся сумма. Откуда такая легкость? Согласно статье 8 «Закона об исполнительном производстве’», взыскатель вправе предъявить лист к исполнению в кредитную организацию. Откуда такая оперативность денежного перевода? Три дня банку отпускает п. 5 статьи 70 того же закона. Какие здесь возможны препятствия? Мы можем не знать счетов компании и имени банка, которым она пользуется. Даже если реквизиты есть на сайте, никто не гарантирует, что эти счета не пустуют. Но тогда мы обратимся к страховым юристам, которые судились с разными страховщиками и знают ‘-место жительства» денег. Исполнительный лист серьезное оружие. Его предъявителю не откажешь. Если бы все вопросы со страховой решались так просто, эта статья была бы в три раза короче.

Михаил Ойстачер
Quattroruote №11 (ноябрь 2010)

Пожалуйста, оцените эту страницу


.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *