Психология общения с инспектором

Вот мы видим инспектора. Он делает шаг от обочины, жезл у него наготове. Есть в этом что-то от неприятной детской игры. Как будто проверяет: испугаемся – не испугаемся. Что греха таить – страшно. Даже несмотря на то, что в большинстве случаев сильные переживания вовсе несоразмерны возможным последствиям. Пожалуй, этот страх – самое неприятное, что в нас есть. Особенно если он наступает, когда мы ничего не нарушили
Но в своей психологии мы разбираться не будем. Зачем это самоедство, когда причины испуга лежат в административно-правовой сфере. Мы пугаемся, потому что знаем – если претензии инспектора надуманы, мы только и сможем почувствовать несправедливость нутром, но не вспомним в ответ конкретные пункты закона. А было бы кстати. Гаишник сам может лишиться дара речи, когда в свидетели призовут закон, о существовании которого он, похоже, в этот момент забыл.


НИ ШАГА НАВСТРЕЧУ
Итак, инспектор остановил нас. Наскоро объяснившись с самим собой, нужно заложить фундамент предстоящего разговора. Действительно нарушены правила, или всякую претензию следует опровергать? При этом не будем гостеприимно выходить из машины. Во-первых, тогда мы не оставим себе времени собраться с мыслями. Во-вторых, такая вежливость напоминает услужливость. Не нужно облегчать жизнь тому, кто может усложнить ее вам.

Попросить покинуть машину инспектор имеет право лишь в пяти случаях: 1) есть основания полагать, что вы находитесь в состоянии алкогольного опьянения; 2)для сверки номеров агрегатов и узлов ТС; 3) для проведения досмотра ТС и осмотра груза; 4) водитель или пассажир подозреваются в совершении преступления; 5) требуется ваше участие в оформлении необходимых документов либо оказании помощи другим участникам движения.

Разговаривая с инспектором «через форточку», мы поступаем законно, а значит, вежливо. И если, не назвав ни одну из перечисленных выше причин, он просит нас покинуть машину, значит, первым нарушает закон. Обратив его внимание на этот нюанс, мы можем письменно вспомнить о нем, дойди дело до протокола. Инспектор же, вероятно, отметит про себя, что столкнулся с представителем породы редких зануд, которые в графе «Объяснения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении» никогда не пишут «согласен».

СКОЛЬКО НАС МОГУТ ДЕРЖАТЬ
Что делать, если без объяснения причин инспектор держит нас на посту сверх всякого разумного срока? Беда в том, что к его поведению особо не придерешься. В приказе МВД №297 от 20 апреля 1999 года, который регламентирует работу ДПС, такой срок не указан.

Таким образом, основание для полемики весьма призрачно, но все-таки есть. В пункте 13.8 того же приказа можно обнаружить категоричные слова: «Остановка ТС должна осуществляться на минимально короткий срок». На основании этого пункта, собственно, и можно спросить, неужели десять минут инспектор считает сроком минимально коротким? Ход сравнительно неплохой, потому что инспектору нечасто встречаются водители, знакомые с какими-то документами, кроме ПДД. А поскольку осведомленность пугает, он может отпустить вас, напоследок сострив, что в разговоре с приятным собеседником время летит незаметно.

ЗАКОН В МОЕМ БАРДАЧКЕ

Понимая, что инспектору есть к чему придраться, мы склонны предполагать худшее – скорее всего он не упустит такой возможности. И если Кодекса об административных правонарушениях не помним, точность воспроизведения положений этого документа зависит именно от инспектора. Опасное упование. Когда инспектор лишен совести хотя бы частично, мы рискуем сильно переплатить.

По версии инспектора, штраф за то, что вы пустили на водительское место жену, забывшую дома права, может составить четыреста рублей, а за то, что проскочили на красный – триста. Хотя оба нарушения «стоят» по сто рублей (с 1 января штрафы за некоторые статьи существенно вырастут. Проезд на красный обойдется уже в 700 руб.). Именно поэтому в бардачке всегда нужно иметь КоАП с закладкой на двенадцатой «автомобильной» главе. Инспектор говорил про триста рублей, а выясняется, что нарушение стоит сто. В итоге книжица окупилась.

ОБМАН НА ОСНОВЕ СХОДСТВА
Кроме попыток выбить деньги обычным обманом, недобросовестные инспекторы применяют более изощренные способы. Их подоплека проста – в КоАП встречаются похожие, хотя, по сути, абсолютно разные положения. И благодаря этому недобросовестные инспекторы любят выдать одно нарушение за другое.

Например, номерные знаки могут быть заляпаны грязью до того, что только и угадывается прямоугольник таблички. И глупо отрицать тот факт, что мы приехали под статью 12.2 КоАП РФ «Управление транспортным средством с нарушением правил установки на нем государственных регистрационных знаков». Но внутри статьи нужно осмотреться. Часть первая, конечно, наша. Именно здесь говорится про штраф в сто рублей за нечитаемые знаки. Однако инспектор может сказать, что знаков не видно, а это равносильно тому, что их нет. С вас 5000 рублей, а в качестве варианта – лишение прав на 1–3 месяца или предложения о том, как еще можно бы разойтись. Для человека, который не помнит КоАП, суждение выглядит вполне убедительно. Не зная закона, можно предположить, что такая логика в нем содержится. И, вздохнув, человек переплачивает.

То же с превышением скорости. Под шапкой статьи 12.9 есть целых четыре части. И если отнимать права за «сторублевое» превышение на 10–20 км/ч – слишком очевидная наглость, то «перепутать» третью часть (превышение на 40–60 км/ч) с четвертой (более чем на 60 км/ч), подразумевающей лишение прав на два – четыре месяца, попробовать можно.

При этом случается, что не только соседствующие части, но и разные статьи кодекса напоминают друг друга. Забытые дома «права» – не более чем статья 12.3, часть первая, и штраф в сто рублей. Но вымогатель в форме может выдать сиюминутное отсутствие прав за нарушение по статье 12.7, которая посвящена тем, кто не имеет удостоверения в принципе. Здесь одна радость – ВУ не отнимут, поскольку предполагается, что его нет. Но штраф составит до 1000 руб., а с нового года – до 2500 руб. Совсем не та несчастная сумма, которой наказывается бытовая забывчивость.

Такие уловки особенно обидны, потому что рассчитаны на дурачка. Был бы с собой КоАП, страшилки, запущенные инспектором, стыдливо развеялись бы.

СУД НА ПУСТОМ МЕСТЕ

Если сплошная линия протерлась до пунктирного состояния, разметку занесло снегом и дерево заслонило знак при выезде из двора, инспектор должен круглыми сутками стоять здесь, предвосхищая невольное нарушение правил. Пока «сплошную» не подкрасят, снег не уберут, дерево не спилят. Часто он и вправду здесь. Но не на посту, а в засаде. И присутствие свое раскрывает, когда нарушение уже состоялось.

Что делать в этих случаях? Все то же. Писать в протоколе, что причина нарушения от нас не зависела. И тормозить какую-нибудь машину, чтобы заполучить свидетеля. Однако дойди дело до суда (например, пересечение двойной сплошной предполагает лишение прав на срок четыре–шесть месяцев), мы можем столкнуться с тем, что судья как будто игнорирует и нас, и нашего свидетеля. Зато к инспектору прислушивается с полным вниманием.

Тут нужно вспомнить, что смысл человеческих поступков не только в достижении успеха, но и в том, чтобы сделать все от себя зависящее. Значит, надо настаивать, подчеркивая абсурдность ситуации: «Раз-мет-ки-не-бы-ло-вид-но». И поскольку КоАП о разметке-невидимке молчит, призвать в защитники постановление Пленума Верховного суда РФ от 24 октября 2006 года №18. Оно звучит хоть немного конкретнее. В нем, в пункте 12, сказано, что запрет выезда на полосу встречного движения должен быть обозначен дорожной разметкой 1.3 (двойная сплошная). «Так видите, ваша честь, «должен быть», а это было от меня скрыто». Можно также обратиться к статье 1.5 «Презумпция невиновности» КоАП РФ, которая голосует за нашу правоту своей четвертой статьей: «неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица». Это и есть пример неустранимых сомнений – инспектор со своими свидетелями говорит, что разметка не стерта. А мы со своими настаиваем на обратном. Почему? И еще раз: почему? Почему нужно верить им, а не нам? Но судья, принимающий решение на основании закона и внутреннего убеждения, может сделать предсказуемый вывод.

И независимо от решения суда нужно надеяться, что придет время, когда все дороги оснастят видеокамерами, чьи цифровые показания будут убедительнее слов инспектора.

ГАИШНИК НЕ БЫВАЕТ ВРАЧОМ
«В трубочку дыхнуть не хотите?» – инспектор должен предлагать эту процедуру, а не навязывать. И наше право отказаться, не объясняя причин. Показание его прибора – не более чем «достаточное основание полагать, что водитель находится в состоянии алкогольного опьянения». Гаишник – не врач, его подозрения – не диагноз. И «трубка» не сопоставима по точности с медицинским алкотестером. Все попытки гаишника убедить нас в том, что его прибор точно не врет, следует считать прелюдией к вымоганию взятки. И тогда для человека, уверенного в своей трезвости, наступает время спросить: «Вы предлагаете пройти медицинское освидетельствование? Тогда везите в медпункт». «Грамотный?» – может спросить инспектор. В подтверждение его догадки можете сказать, что статья 27.12 КоАП РФ предписывает лиц, в отношении которых имеются «достаточные основания полагать», отправлять прямо к врачу.

ГАИШНИК НЕ БЫВАЕТ ВРАЧОМ 2
Забежим вперед. С 1 июля 2008 года в силу вступит третья серия поправок в КоАП и поправки, связанные с пьянством за рулем, могут запутать водителей.

Дело в том, что инспекторы ДПС получат право проводить освидетельствование на состояние алкогольного опьянения. Но нужно иметь в виду, что от этого процедура медицинской не станет. Ситуация изменится лишь в том смысле, что инспектор сам, без помощи врача, посредством прибора «Контроль трезвости» сможет заключить – пьян водитель или трезв.

Однако врач по-прежнему останется верховной инстанцией. И если с выводом, который сделал инспектор, мы не согласны, то инспектор, как и сейчас, обязан будет вести нас на медицинское освидетельствование.

И теперь, и после 1 июля 2008 года мы должны отличать инспектора от врача безошибочно. Как опытный естествонаблюдатель отличает хамелеона от листвы, которой тот притворился. Здравый смысл не должен изменить нам, даже если наиболее изобретательные гаишники станут одевать поверх формы белый халат.

НЕ ДЕЛАТЬ НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ
Если нас, трезвых, инспектор решил подозревать в пьянке, мы ни в коем случае не должны попадать на несколько распространенные крючки. Дело слишком серьезное. Согласно статье 12.8 КоАП РФ, пьянка за рулем сулит лишение прав на полтора-два года.

Во-первых, инспектор может предложить отпустить вас вместе с машиной. А вы взамен признаетесь в протоколе, что слегка выпили. Это верный шанс расстаться с правами. От свидетельства против себя самого на суде никуда не деться.

Во-вторых, вам предлагают отказаться от визита к врачу. Взамен опять-таки отпустят и машину вернут. Это такой же верный путь потерять ВУ. Статью 12.8 КоАП РФ «подхватывает» статья 12.26 – те же полторадва года лишения прав за отказ от медосвидетельствования. Тем временем эта поездка могла завершиться вашей победой при двух условиях: вы действительно трезвы, и врач гаишником не подкуплен.

В-третьих, бывают случаи, когда инспектор сразу составляет три протокола. При этом прямо на месте он имеет право составить лишь «Протокол о направлении на медицинское освидетельствование». А «Протокол об административном правонарушении» и «Протокол об отстранении от управления транспортным средством» могут появиться на свет, если результаты врачебной проверки положительны. Зная эту особенность, иные горячие головы отказываются прикасаться к преждевременному, а значит, неправедному протоколу. Но (парадокс!) подписывать его нужно, заметив в отведенной для возражений графе и то, что он составлен преждевременно, и то, что с подозрениями мы не согласны, поскольку трезвы абсолютно. Отказ подписать протокол опять-таки равнозначен свидетельству против себя. На суде гаишник сможет невозмутимо пожать плечами: «Да он на ногах едва стоял, упал два раза, естественно, подписать ничего не мог».

И, конечно, самая эффективная защита, точнее, профилактика ложного обвинения в пьянке, состоит в том, чтобы не садиться за руль даже по прошествии суток после веселья.

САМОЗАЩИТА
Способов защитить свои права на самом деле у нас мало. Однако мы не безоружны и в противостоянии с недобросовестным инспектором должны использовать хотя бы то, что имеем. КоАП на ночь не читаем и наизусть не зубрим, а значит, томик, заложенный на пресловутой главе 12, должен прочно войти в джентльменский автомобильный набор.

Шариковой ручкой писать умеем с детства, и грех не воспользоваться этим навыком, заполнив несогласиями отведенную для объяснений графу. То, что объяснительная графа – всего лишь две, точнее, полторы строчки, не должно нас смущать. Возражения можно написать на отдельном листе бумаги и попросить инспектора присоединить лист к протоколу. У свидетелей происшествия, готовых подтвердить нашу правоту, следует брать все контакты. Телефон службы собственной безопасности также иметь под рукой и звонить по нему в случае откровенного злоупотребления.

Простой водитель и так не самый защищенный человек на дороге. А потому грех не постоять за себя хотя бы в том случае, когда это можно сделать.

Пожалуйста, оцените эту страницу


.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *